Роман Козырев "Похмельная ИСТОРИЯ"
                      КРОКОДИЛ ГЕНА
   В Москве было непогожее раннее утро. Воскресенье. Вода бежала по асфальту рекой. И просыпаться, чтобы идти куда-то играть на гармошке, крокодилу Гене не хотелось. Тем более вчера вечером отыграли неплохой концерт в Кремле, ну, и потом, как водится, это дело отметили. Так что голова побаливала.

    Гена подошел к окну. Город еще спал.
  - Надо продюсера менять, - подумал он. - Надоела мне эта Шапокляк с ее утренними репетициями. Она хоть знает, эта мелкая «гопница», какой я древний. Пока я ее в продюсеры не взял самый большой зал, что она видела – это «собачник» в ментовском бобике или «обезьянник» в райотделе. А теперь эта старая проститутка достает из сумочки мой же «Вейтмейстер» и говорит мне: «Крокодил, играй». Да пошла она на фиг!
   Крокодил хотел спать, у него болела голова, он был зол. А от злости он всегда выстукивал зубами: «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина», и искал, чем бы похмелиться.
   - Слышь, ушастый, где наше пиво? - пнул он Чебурашку.
   - Гена, где наше пиво? - ответил тот сквозь сон. - Я не знаю, где я, а ты меня про какое-то там пиво спрашиваешь. И вообще, что за «манечка» людей будить в такую рань.
   - Я скажу тебе, ты где, ты, как всегда, в Караганде. - Сказал крокодил. Он любил говорить своему другу гадости и издеваться над ним, у Гены от этого улучшалось настроение.
     У подъезда остановилось такси, из него вышла Шапокляк с полной сумкой пива.
   - Спасены, - подумал крокодил Гена и пошел открывать ей дверь.         Шапокляк была уже или еще пьяная.
   - Привет, рептилия, утренняя репетиция отменяется. А чё такой зеленый? Нездоровится? - выдала она с порога. По - трезвому  Шапокляк побаивалась так подкалывать Крокодила, но уж по - пьяни молола все подряд, поэтому часто ходила в темных очках, скрывая синяки. Но сейчас Гена не обратил на это внимания.
   - Чеба, вставай, пиво приехало, - сказал он, сделал несколько глотков пива и добавил, обращаясь к Шапокляк, - Ладно, ты все еще продюсер, живи пока.
   - А Лариска что не у вас? - спросила та. - Наверное, после банкета опять в гости к кому-нибудь поехала.
   - Да кому эта крыса нужна, - усмехнулся Чебурашка, - небось, нажралась и дрыхнет под столом, как обычно.
    - Да не знаю, - задумчиво сказал Гена, потягивая пиво, - вчера все так напились, что может быть, к кому-нибудь и поехала.
   - Да, жалко девчонку, не везет ей на личную жизнь, - вздохнула Шапокляк, - А ведь хорошая девчонка, душевная.
    Крокодил с Чебурашкой переглянулись, но промолчали.
   
За окнами послышался шум вертолета, и все хором застонали:
   - О! Нет, только не это. 
   
Дело в том, что каждое воскресенье в голубом вертолете прилетал волшебник. Он минут тридцать зачитывал поздравления с каким-то Днем рожденья, потом заставлял всю квартиру ящиками с мороженным, на которое уже просто никто смотреть не мог. И, самое страшное! Он начинал бесплатно показывать кино, причем, каждый раз одно и то же и, мало того, - это был индийский шедевр «Зита и Гита». Все стонали, сходили с ума, но ничего не могли поделать. Волшебника уговаривали, не прилетать больше, но он показывал наряд-заказ и путевой лист и говорил, что это его работа, и он обязан ее выполнить. Что его могут проверить и у него будут неприятности. Но вот однажды, Шапоклячке, как талантливому менеджеру коллектива, удалось уговорить Волшебника за определенную плату не показывать бесплатное кино и не дарить эскимо. С тех пор раз в неделю Волшебник прилетал, получал свои сто «баксов» и улетал парить мозги кому-то другому.
     - Это же надо, Геньчик, - возмущался Чебурашка, - ну что за страна. Значит, по месту работы ему платят, чтобы он что-то делал, а мы ему платим, чтобы он этого не делал. Абсурд!
    - Это не абсурд, это коррупция, - мудро говорил крокодил, - и так было и будет во все века.
    - Ну, тебе виднее, ты у нас давно живешь, горец, блин, - говорил Чебурашка.
     Вот и в это воскресенье за окнами раздался шум вертолета.
   
- Ну, чё, у кого сотка есть? Или кино посмотрим? - спросил Гена.
   
- Ага, давно ж не видели, - пробурчал Чебурашка, открыл окно и бросил вниз скомканную сотню, - Лови, взяточник! И перекрась свой мопед, а то от голубого цвета в шоу бизнесе тошнит, а тут ты еще. Или тебе, может, нравится? А то смотри, можем тебя познакомить с каким-нибудь симпатичным дядей.
    Волшебник не обращал на эти реплики никакого внимания.

    - Ничего, сто долларов на дороге не валяются, - говорил он про себя, поднимал деньги с асфальта и улетал.
     Все вздохнули с облегчением и открыли еще по бутылке пива. В Москве был непогожий день, вода бежала по асфальту рекой и идти куда-то, чтобы играть на гармошке не хотелось. Но здоровье возвращалось, настроение улучшалось, пиво делало свое дело.

    - Ну, кто за водкой идет? - спросил Гена и посмотрел на Шапокляк.
    - А кто сыграет и споет? - ответила та. - Не вопрос, - сказал крокодил Гена.
      Ведь все знают, что, когда вы в компании друзей, и у вас хорошее настроение, и есть, кому сбегать за водкой, да еще и аккордеон у вас имеется! То почему бы и не спеть.
Роман Козырев "Похмельная ИСТОРИЯ"
                          Белка и Стрелка
  - Ключ на «Старт». Отошла первая кабель-мачта. Даю обратный отсчет: пять, четыре, три…
   Вот уже, какую ночь Стрелочке снился один и тот же сон. Сон страшный, сон кошмарный. Ей снилось напряженное лицо Главного конструктора КБ, академика АН СССР, основоположника практической космонавтики, дважды Героя  Соц. Труда Сергея Павловича Королева. Его холодный голос, дающий обратный отсчет, и по окончании этого отсчета леденящее душу слово «Пуск». А потом, словно из ада вырывающееся жуткое пламя, бешеный рев турбин, потом снова напряженное лицо Королева и чей-то монотонный голос, коротко и сухо докладывающий:
   Пять секунд - полет нормальный. Потом Стрелочку по Закону Всемирного тяготения начинало плющить.
  
- Десять секунд - полет нормальный.
  
- Нормальный?! - вопила про себя Стрелочка. - Сволочи! Живодеры! Люди!
 - Двадцать секунд – полет нормальный.
 - Это, наверное, мне расплата за то, что кормили, как на убой. Лучше бы я по помойкам бегала. Но даже, если  собака и могла крикнуть, и крикнула бы, ее все равно никто бы не услышал, потому что космический корабль уносил ее в космос, хотя ей, конечно, казалось, что в ад.
   На этом месте Стрелочка обычно просыпалась и, глядя на сладко спящую рядом Белочку, закуривала и думала:
  - Вот же нервы у человека, нажрется с вечера и спит. Животное. 
  За окнами светало, был понедельник, и становиться первыми собаками-космонавтами не хотелось. Тем более, что были тягостные предчувствия, что это путешествие в одну сторону, но… Отличное питание, хорошие отношения с начальством, большой, даже несколько раздутый, штат обслуживающего персонала, шикарный люкс в Звездном городке, ну и, наконец, высокое звание «Советских сучек» делали свое дело – Белка со Стрелкой решили сбежать!
 
Но побег не удался. Пьяный Королев поймал Белочку. Конечно, ловили всем КБ, но поймал только Главный конструктор. Стрелку тоже выловили и «забили» в кабинете у шефа.
  И вот собаки стояли на ковре с виновато поджатыми хвостами, а злой Королев бил по столу кулаком и орал:
 - Вы что, суки, совсем охренели! Сегодня же в космос, сегодня же! Что б я вас больше не видел!
   Стрелка подняла на него жалобные глаза. Ах, если б она могла, она сказала бы Королеву:
  - Сергей Павлович, не делайте этого, не берите грех на душу, не отправляйте нас ни в какой космос.
   Но говорящая собака  этим утром – это было бы уже для Главного слишком.
  
Взгляд у Белки не был жалобным. Ее детство прошло на Крайнем Севере, и отец Белки, вожак упряжки, учил ее всегда смело смотреть в глаза опасности.
  - Запомни, дочка, - говорил он, - пейзаж вокруг тебя меняется, только если ты бежишь впереди. Если ты бежишь в середине упряжки, ты видишь одно и то же, только задницу, бегущего впереди тебя!
   И Белка всегда помнила это.
  - Да пошли вы все со своими космическими кораблями, - заклокотало у нее в груди. - Да пошли вы все со своими испытательными полетами. Я вам что тут кролик подопытный что ли!? Я боевая лайка-волкодав! Да я  семь раз за линию фронта ходила!
  И с рычанием: «ща порву» собаки – космонавты Белка и Стрелка вцепились Главному конструктору в горло.
  
Сергей Павлович проснулся в холодном поту
 - Мама дорогая, - подумал он, - слава Богу, это сон. Так все, пить бросаю, а то так и до инфаркта недалеко.
   Ну, до инфаркта на тот момент было еще лет семь – восемь, а пока же Королев ехал на работу, в свое КБ. И, вдруг, его осенило.
   - Точно! - воскликнул он. - Мы сначала отправим в космос собак и посмотрим, что с ними будет. А назовем их Белка и Стрелка!
  - Гениальная идея, - подумал личный шофер Королева, - а главное – добрая. Старик у нас прямо «Эйс Вентура – друг животных, часть третья, космос зовет». Куклачев хренов.
 Зайдя в приемную, Королев сказал секретарше:
  - Зиночка, нам срочно нужны несколько породистых собак, желательно лайки. Поручите Гагарину.
  - Хорошо, Сергей Павлович, я передам. Что-нибудь еще?
  Королев задумался.
 - Сделайте мне кофе и проследите, чтобы собаки были не с Крайнего Севера и без всякого там боевого героического прошлого, - сказал Главный конструктор.

   Ведь все знают склонность человеческую - верить снам.
Яндекс.Метрика